vampiroman

A+ A A-

Киевский вампир – полковник Танский

Киевские вампиры и оборотни «Социальный упырь» Танский В древние времена упырями считали умерших колдунов, которые совсем не гнили в гробах и по ночам нападали на людей. Упыри каждую ночь покидают свои могилы, чтобы душить спящих и пить их кровь. Люди представляли их с синими лицами и закутанными в черный плащ. 

А на правой стороне Днепра упырями называли детей-уродов с большими головами, длинными руками и ногами, и страдающими размягчением костей: (А. Селецкий. Колдовство в юго-западной Руси. – К., 1886). А также упырями еще считали детей с двойным рядом зубов, деформацией черепа и с заячьей губой. По преданию, будущий гетман Сирко был рожден с зубами, чем вызвал суеверный страх односельчан.

Младенцев с врожденным уродством в основном убивали, считая их зачатыми от нечисти. По древним поверьям, упыря можно было встретить при полном месяце, а особенно на день равноденствия (Митрополит Iларiон. Дохристиянськi вiруваня українського народу. – Вiннiпег, 1965). Летом 1727 г. киевский полковник А. Танский прислал в местную канцелярию крестьянина С. Калениченко, признающего себя в своих показаниях - упырем и предрекающего мор в некоторых местах Украины очень странное признание, учитывая то, что народная молва считала самого А. Танского упырем и убийцей. Не отводил ли полковник от себя подозрение таким вынужденным поступком?

Сам Танский был человеком очень богатым, владевшим как большим капиталом, так и значительной земельной собственностью. А женитьбой на дочери Палия, за которой он взял достаточно большое приданное, своими притеснениями казаков и поляков и грабежами, он еще больше увеличил свое состояние. Не смотря на все его злодеяния, имя Танского, благодаря богатым пожертвованиям на храмы и монастыри, часто поминалось добрым словом среди благотворителей и строителей Киева и пользовалось в этом отношении широкой известностью. Однажды в Киев за подаяниями прибыли монахи с Афона.

Танский подарил им полный бочонок червонцев, предоставив также свой дом для хранения всего собранного в Малороссии. Но скупость потом одолела Танского – жаль ему стало своих червонцев, завидно также было смотреть и на собранные богатства монахов. И решил тогда полковник вернуть все себе с лихвой. Слугам было приказано утопить монахов в Днепре и овладеть их имуществом. Но при этом один из монахов все таки спасся и рассказал обо всем своему архимандриту. А тот в свою очередь прибыл в Киев с целью уговорить Танского возвратить все достояние Афона. Злодей от всего отпирался. И тогда архимандрит наложил на него следующее проклятие: «За то, что Антон Танский погубил невинные души, утаил церковные деньги, земля не примет его; добро его, приобретенное неправдою - исчезнет, яко воск от лица огня, перейдет к чужим людям и род его изведется». Танский же стал еще более злым и жадным – так и не покаявшись, он скончался. И вот каждую ночь из гроба стал вылизать старый полковник: борода по пояс, очи горят огнем, а в руке пернач (булаву) держит и гуляет, пока петухи не запоют, а тогда страшно застонет и снова ложится в свой гроб.

Сыновья полковника позвали печерского архимандрита и раскопали могилу отца. Танский лежал там, словно живой – у него выросла борода и отросли ногти. Сыновья пробили своего покойного отца осиновым колом, после чего он перестал бродить по ночам. Но в полночь на месте погребения все таки продолжали слышатся тяжкие стоны (М. Александрович. Антон Михайлович Танський // В. Пахаренко Антологія українського жаху. – К., 2000)

Light Dark