vampiroman

A+ A A-

Турция - истинный источник вампиризма в Европе.

Турция - истинный источник вампиризма в Европе

Думаю, есть некая неточность в сведениях, касающихся самого происхождения понятия «вампир», и самой географии его распространения — как это передается в трудах вампирологов Австро-Венгрии и Франции в XVII-XVIII веках.

С одной стороны, вампирологи ориентировали на то, что слова «вурдалак»  и «бруколяк» («вруколяк») (предшествующие более поздним значениям «вампиру» и «упырю») пришли в Европу от Румынии и Сербии, которые, в свою очередь, якобы их переняли у греков. Так получается, что «родиной» вампиризма у вампирологов была Греция.

Этим фактором всегда пользовались скептики из католического духовенства и ученые Западной Европы, одобряя, что все это — суеверия и выдумки. Поскольку само православие в представлении католиков является ересью и рождено «забитостью и мракобесием» православных народов, а истинный источник распространения православия католики видели в Греции, то Греция у них становится одновременно и родителем  всех суеверий о вампирах.

Эта позиция отражается одновременно в трудах аббата Августина Кальме, у руководителей католической церкви этой эпохи, у Вольтера и многих других французских скептиков-просветителей, как и у современных французских авторов.

Но все таки сведения, которые говорят сами же эти авторы, явно противоречат версии о том, что «басни о вампирах породило именно православие».

Да, вампиризм появился в Европе, когда Австро-Венгрия отвоевала у Турции в XVII веке Румынию и Сербию. До этого момента у этих стран практически не было контактов с Европой, и они были «за железным занавесом», тщательно отделявшим мир христиан от мира мусульман, и сами Балканы не считались Европой, они назывались своеобразным названием — Левант.

Европейцы почти ничего не знали о том, что происходит в Леванте, и только поездки редких путешественников дозволяли что-то узнать о жизни христианских народов под гнетом турок. Некоторые путешественники заявляли в своих книгах, что в Греции встречались с диковинными событиями, — и живописали вампиризм: явление похороненных родственникам, что становилось причиной очень странных и быстрых смертей, потом эксгумацию, где вампира находили в могиле «живым на вид и полным свежей крови», и последующую после этого казнь, после чего эта напасть прекращалась.

Это же видели и в Сербии и Румынии, а когда эти события стали происходить и в соседних землях — в Венгрии, Чехии, Моравии, Польше и в Южной России, то все это согласовали не с эпидемией, а именно с распространением суеверий. При этом упускалось из виду, что народы перечисленных регионов имели разную веру, были разделены государственными границами, имели абсолютно различную культуру, традиции и языки.

Без каких-то комментариев всегда оставался тот факт, что во многих случаях вампиризма в Румынии и Сербии жертвы сообщали, что вампир на них нападал на границе с Турцией и был именно турком.

Все это, как и другие моменты, должны были бы вызвать у вампирологов по крайней мере сомнения в том, что вампиризм «изобретен»   православием. Но православие в глазах латинян всегда было «диким» и «плохим», поэтому никто тут истину не разыскивал. Кроме того, не было и никаких! сведений о состоянии дел непосредственно в Турции. Однако не по той причине, что в Турции не было вампиров, а именно потому, что с Турцией не было никаких контактов, да и сам уклад исламского государства не дозволял появляться исследованиям вампиризма в этой стране — это было ересью по отношению к исламу.

Следы вампиризма в средневековой Турции необходимо искать в фольклоре. Именно там они и обнаружились.

Вампирологи Австро-Венгрии и Франции, конечно же, не были знакомы с турецким фольклором, иначе бы неминуемо отказались от своих суждений о «греческих истоках вампиризма».

Одним из немногих источников средневекового турецкого фольклора являются истории о ходже Насреддине. В данном случае я опираюсь именно на издание 1958 года московского Издательства восточной литературы (под руководством Института востоковедения АН СССР) — «Анекдоты о ходже Насреддине», перевод с турецкого и комментарии академика В.А. Гордлевского.

Насреддин, как считают, реальная личность, он жил в XIII веке в «монгольскую эпоху» и стал настоящим героем народных историй-анекдотов. Позже фольклор сделал его современником Тимура, разгромившего османскую империю. Анекдоты о нем продолжали создаваться и затем, и основная масса, входящая в наше время в сборники, придумана в XIX веке. Сборник, изданный в Москве в 1958 году, считается компиляцией серии французских изданий о ходже Насреддине, изданных в XIX веке. Там почти все анекдоты новые, и только четыре из них действительно старые.

В.А. Гордлевский, выдающийся советский тюрколог, их перечисляет:

1) ходжа Насреддин на кладбище,

2) о том, как у него во время пахоты оборвался ремень,

3) о скотоложстве,

4) о препирательствах между ходжой Насреддином и Шейяд-Хамзой.

Это — древнейшие анекдоты о ходже Насреддине, а уже все остальное — гораздо более позднее творчество народа XIX века.

Происхождение этих четырех древнейших анекдотов такое: В.А. Гордлевский пишет, что впервые анекдоты о Ходже Насреддине были написаны в Турции в XVI веке поэтом и писателем Ламии. В свой сборник анекдотов тот включил не только то, что вычитал из персидских и арабских сборников, но и то, что слышал в Турции. В.А. Гордлевский подчеркивает: «Сборник отражает кусочками, по горячим следам, подлинный быт — остроумное словцо, почему-либо ему запомнившееся».

Здесь поражает вот что. Как считают европейские вампирологи, слово «вурдалак» и понятие «вампир» (как и вампиризм, его эпидемия) появились именно в Греции, Румынии и Сербии в середине XVII века. Но однако турецкий автор Ламии пишет о вампирах в Турции еще в начале XVI века (он умер в 1531 году). Вот это незадача!

Итак, вот анекдот, первый из четырех древнейших о ходже Насреддине: вообще первый записанный анекдот о нем

Внимание:

«Разделся Ходжа на кладбище, и выбирает в рубашке вшей. В это время поднялся сильный ветер и унес его рубашку. Ходжа побежал вслед, бежит-бежит — и упадет. Откуда ни возьмись всадники. Увидели они, что какой-то странный человек, голый, прыгает на кладбище с камня на камень; они и сами перепугались, и лошади рванули в сторону. Тогда, чтобы наказать Ходжу за беспокойство, они кинулись на него. «Эй, ты! Что тут бродишь, вурдалак?» — закричали они. «Ребятушки, — сказал Ходжа, — я покойник и этот мир оставил навеки, а вышел я сюда, чтобы совершить омовение. Теперь я опять возвращаюсь к себе в могилу, а с мирянами нет у меня ничего общего». Так удалось ему избавиться от них».


Так как анекдот относится самое позднее примерно к 1500 году, то следует признать, что у турок уже тогда существовало понятие «вампир» — и это примерно за 150 лет до его появления в Европе. Что важно, В.А. Гордлевский дает и этимологию слова: греческое слово «вурдалак» произошло от турецкого «ХОРТЛАК», именно так представленное в оригинале анекдота примерно в 1500 году.

Вот и ответ на то, откуда же в Европе через полтора века взялось слово «вурдалак».

В.А. Гордлевский еще дает вот такое странное определение этому слову «хортлак»: выходит из могилы и прыгает, как кошка.

То есть, призрак мертвого человека прыгает, как кошка. Об этом же говорится и в анекдоте. Давайте теперь повнимательней посмотрим на эту историю.

Во-первых, сразу видимо, что в анекдотах обычно народ говорит о том, что является ему важным, что на слуху, и чем живет народ. И вот как раз самый первый древнейший анекдот о Насреддине — о том, как он выдает себя за вампира на кладбище. Понятно совершенно, что вампиризм был тогда в Турции у людей если и не главной темой обсуждения, то точно важнейшей.

Итак, что же происходит? Ходжа был на кладбище и встретил всадников (может даже и бандитов). Он был без рубашки и решил себя выдать за мертвеца (ведь турки хоронят людей голыми в специальном покрывале). И так как все в Турции знали, что на кладбище можно встретить вурдалака (хортлака), который выглядит как голый призрак и передвигается в виде «резких прыжков» (это, думаю, не прыжки, а нечто другое, что нужно рассматривать отдельно), то ходжа стал прыгать с камня на камень. Его поначалу в самом деле приняли за вампира и очень испугались, причем шарахаться стали даже лошади. Но, присмотревшись, люди осознали, что это не вампир (вампир, очевидно, должен выглядеть немного иначе, как призрак).

Тогда ходжу стали звать к ответу за эту его неудачный поступок спастись от лихих людей, пугая их и выдавая себя за вампира. Далее ходжа отвечает — и тут весь юмор этого анекдота, совершенно непонятный нашему неподготовленному читателю (я сама не сразу разобралась, а В.А. Гордлевский юмор не объясняет).

Ходжа говорит, что вышел из могилы, чтобы свершить абдест — религиозное омовение. Юмор в том, что его совершают после справления большой нужды или «пускания ветров». Получается то, что ходжа-вампир выходил из могилы для того, чтобы справить большую нужду или же «пустить ветры». Это и развеселило всех всадников, потому они и отпустили Насреддина.

Поскольку шутка «сработала», ясно, что люди прекрасно понимали, что вампир — это не просто мертвец, а именно дух, привидение, нечто вроде «астрали». Анекдот нелеп, если он касается только мертвого, но обретает иной смысл только тогда, когда люди понимают, что речь идет не о мертвеце, а именно о вампире.

Это — я  уверена — вообще первый в мире анекдот о вампирах, и он как раз говорит именно о том, что проблема вапиризма настолько вошла в быт турок к 1500 году, что о вампиризме стали слагать целые анекдоты.

Это позволяет нам судить о том, что вампиризм как эпидемия мучила Турцию еще в XIV веке, за полтора-два столетия до того, как он из Турции попал в Европу. Ну а в саму Турцию это могло придти и из более южных территорий. Во всяком случае, в Палестине вампиризм встречается и в настоящее время, мог он встречаться и ранее. Сами турки пришли в Византию незадолго до XIV века, они и могли туда принести с собой вампиризм — из Ближнего Востока и Аравии. Во всей этой истории есть и еще одно обстоятельство. Это сама медицинская картина этого явления.

В Европе принято считать, что «дом» вампира — это его гроб. То есть, он там находится в коме, где у него определенное личное пространство для «миниатмосферы», а сам гроб является преградой для пагубного воздействия на тело со стороны почвы (перепады температур, бактерии почвы, грунтовые воды, насекомые и грызуны).

Но вот в Турции, откуда явление вампиризм попал в Европу, не хоронят в гробах. Мусульмане ведь хоронят своих покойников без гроба. При мечети имеются похоронные носилки (дженазе), в которых покойника несут до могилы, а затем опять ставят носилки на место.

Покойного кладут в нишу в вырытой яме и засыпают землей. Если бы его хоронили без этой ниши, то любой коматозник (в том числе и вампир) умер бы от давления почвы, но в данном случае есть шансы оставаться живым при коме. Хотя без гроба это куда тяжелее.

Так вот если вампиризм в Турции ограничивался зачастую именно этими факторами, то когда он попал к христианам, у которых вампиры покоились уже в гробах, он стал бешено развиваться. В Турции он мог проходить вяло, но хронически (по естественным причинам большая часть вампиров без всякой эксгумации и казни погибала сама), а вот у христиан сразу обретал энергичное распространение.

Еще одна деталь мне кажется очень важная и поразительная. У турок людей хоронят голыми — а голыми выглядят и вампиры. У христиан вампиры выглядели в саване, где их и хоронили в саване, и в простой одежде — в какой их и хоронили. Но если под вампирами подразумевают призраков, привидений, то одежда же не может быть призраком. Так же как и не может она являться «астралью». 

Что касается передвижений вампира - «словно кошки», то, думаю, это сравнение не совсем точное и только приблизительно изображает суть. Можно провести тут параллель с НЛО, которые тоже часто видятся в своих передвижениях, как нечто нереальное, передвигающееся прыжками или рывками, с откровенным пренебрежением ко всем законам физики. И те, и другие — «не материальны» в нашем понимании.

Light Dark