vampiroman

A+ A A-

Ян Потоцкий: «Вампиры ходят но варшавскому паркету…»

Долгое время имя Яна Потоцкого – польского писателя-романтика, археолога, ученого и путешественника - пребывало в полной безвестности. И только в середине 20 века о нем снова заговорили и во многом благодаря его лабиринтоподобному роману «Рукопись, найденная в Сарагосе», который стал просто бестселлером. Многие авторы заимствовали сюжеты из этой книги, ни капли не стесняясь откровенного плагиата.

В «Рукописи…» искусно переплетается любовь и мистика, юмор и ужас. Родился Ян Потоцкий недалеко от Варшавы в 1761 году и принадлежал он к старинному шляхетскому роду. В 12 лет он узнал, что вампиры есть не только в сказках нянек, но и живут среди нас. Товарищем для игр маленькому Яну был приставлен деревенский мальчуган Андрей. Но случилось так, что Андрей ни с того ни с сего стал угасать – не резвился, не бегал, худел и бледнел. Доктор осмотрел мальчишку и, заподозрив чахотку, отослал его домой. Через две недели Андрей умер.

Однажды ночью Ян услышал знакомый голос Андрея, и, подойдя к окну в свете полнолуния увидел своего умершего товарища. Ян не стал спускаться в сад через окно, побежав вниз по лестнице, где его остановил слуга. Испуганный рассказом паныча, слуга вмиг поднял на ноги весь дом. Все домочадцы вооружились, кто, чем мог: пистолетами, топорами, саблями, но выйти в сад ни кто не решился. В тишине с улицы сначала был слышен жалобный детский зов, затем и тонкий визгливый, хихикающий смех. Раннее утро было полно забот. Отец Яна - Граф Юзеф Потоцкий – разослал в этот день по всей округе людей. К полудню съехались соседние помещики со слугами, прихватив с собой ружья, заряженные серебряной дробью и, не мешкая, поторопились на кладбище, чтоб расправиться с вампиром.

Могилку Андрея разрыли со всеми мерами предосторожности, под прицелами ружей открыли его гроб, который в свою очередь оказался пустой. Кроме того, в могиле выявили подземный ход, который шел вглубь кладбища. Разрыли и его, но затем обнаружили еще один ход, затем еще. Оказалось, что все кладбище пронизывало множество тоннелей, но они были такие узкие, что передвигаться по ним можно было только на четвереньках. Однако, желающих пойти подземными путями не отыскалось. Тогда опустили в подземные ходы бочонки с порохом и покинули кладбище. Ян, который остался с женщинами в доме, слышал эти взрывы на кладбища. Вернувшись домой, отец сказал, что Дубрава просто заражена вампирами и отправил мальчика к родственникам в дальнее поместье, а затем в Лозанну. Дядя Яна, бывший гренадер, объяснил племяннику, что его друг Андрей тоже стал вампиром и оставаться в Дубраве для него совсем небезопасно, потребуется какое-то время, чтобы поместье вновь стало безопасным. Ян получил хорошее образование в Лозанне, а затем и в Женеве. Он интересовался древними странами и древними языками, естественными науками. В Венской инженерной академии он изучал военное дело и затем стал лейтенантом австрийской армии. Но все эти годы он никак не мог забыть покинутое поместье в Дубраве и мечтал когда-нибудь вернуться и очистить ее от нечисти. Но, понимая, что это дело непростое, старался узнать как можно больше о вампирах, проводя сотни часов за стопками книг. Немало полезного он узнал, побывав на Мальте, посетив придунайские селения, исследовав гробницы Египта и изучив архивы Стамбула. Ему открывались потаенные тайны манускриптов и инкунабулов, древних папирусов и надписей на гробницах.

Средневековье знало достаточно много всего о вампирах. Факты были крайне устрашающими: опустошенными оказывались целые селения, путники и военные отряды пропадали бесследно. Можно было странствовать дни и недели, днем встречая опустошенные мертвые села, а ночью – крайний ужас. Остановить эту стремительно распространяющуюся напасть мог лишь строжайший карантин и древние проверенные методы борьбы с вурдалаками. Интересен труд испанского монаха Доминика Ачеко, который считал вурдалака человеком, только просто неизлечимо больным. Его болезнь заразна и способна передаваться здоровому человеку со слюной или же от плоти больных животных, которые несут в себе заразное начало этой болезни.

Исходя из этого, следует еще один вывод о пользе поста. В местах зараженных и проклятых - пост был особенно строгим. Доминик сделал любопытное заключение о том, что наряду с эпидемиями вампиризма встречаются и такие единичные случаи – когда вампиры научились жить среди людей, до определенного времени сдерживая свои мерзкие порывы и не вызывая никаких подозрений. Из Египта Ян Потоцкий продолжил путешествие по малороссийским и донским степям, где занимался раскопками курганов. Потом направился в Монголию и Сибирь. Благодаря своим научным трудам Потоцкий завоевал почетное членство в Российской Академии наук и величайший авторитет. Церковнослужители с уважением относились к нему, его принимал Митрополит Московский и Папа Римский. А высокопоставленные друзья ему были просто необходимы, так как хватало и высокопоставленных недругов. Потоцкий чувствовал, что вурдалаки окружают его повсюду, ходят по варшавскому паркету, сидят за ломберными столами и из-за карт высматривают своих будущих жертв. С небольшим отрядом добровольцев, вооруженным и обученным, он отправляется в глухие карпатские селенья, которые в начале 19 века пострадали от нашествия вампиров. 

Позже Потоцкий проводит акции в Приднестровье и Молдавии и, конечно же, в родной Дубраве. Для общественности – он занимается археологией, и именно поэтому власти не препятствовали ему исследовать кладбища, как новые, так и древние. Вокруг его имени ходят слухи, что он спас красавицу Барбару, дочь Радзивила, от ее англичанина жениха-вампира. Ему так же приписывают разоблачение, как вампира семидесятилетнего старика Ольшанского, известного магната. Именно это известие расшевелило в сентябре 1815 года само варшавское гнездо. Поздним вечером у ворот собственного дома на Яна Потоцкого четверо негодяев свершили дерзкое нападение. К счастью, он отлично владел саблей и отбился от них. Но незначительные раны, которые он получил, были нанесены зубами! Страх охватил Потоцкого, ведь он отлично знал, что нет лекарства от укуса вурдалака. В своем дневнике он подробно описал все свои ощущения после укусов.

День ото дня усиливаются симптомы, внутренние органы претерпевают страшные изменения, полностью меняется мышление. На собственном опыте убеждаясь, что никакие снадобья не помогают, он решает умереть человеком любой ценой. 20 ноября 1815 года он призвал к себе своего капеллана. Сняв серебряный шарик с крышки сахарницы, велел капеллану благословить его, после удалился в свой кабинет, вложил шарик в ствол пистолета и выстрелил прямо себе в голову.

Light Dark